Журнал "Омутнинский краевед"

Тема в разделе "Краеведение России", создана пользователем ПРАПОРЪ, 21 фев 2017.

  1. ПРАПОРЪ

    ПРАПОРЪ Пользователь

    Регистрация:
    22.03.2015
    Сообщения:
    474
    Симпатии:
    2.963
    Торговая репутация:
    0
    Имя:
    -Прапоръ-
    «История старой фотографии и писем»


    Работу выполнили:
    Мамаев Илья Михайлович ,
    Гоц Владислав Дмитриевич,
    учащиеся 7 «б» класса МКОУ
    СОШ№4 пгт,Песковка,Омутнинс-
    кого района,Кировской области.

    Адрес:612730 пгт.Песковка,

    ул.Ленина 81.


    Руководитель: Волоскова Е.В.


    2019 год


    С о д е р ж а н и е


    1. Введение

    2. Поиск родственников людей,изображенных на фотографии.

    3. Встреча с внучкой автора писем-Барышниковой (Чириной) Еленой Алексеевной.

    4. Информация о судьбе семьи Николая Лаврентьевича Барышникова.

    5. Заключение.

    6. Литература.


    Введение.

    Однажды в музей зашел Песковский фотограф, коллекционер и просто интересный человек – Ситчихин Сергей с небольшим ящичком,в котором лежали очень интересные вещи : газета «Нива» издания времен Первой мировой войны, две старые фотографии и несколько писем. На фотографии была изображена большая семья. В центре сидел глава семьи с детьми. По одежде и осанке можно было судить, что это семья служащего. Фотография начала двадцатого века.довоенная. Заинтересовали газета и письма. Письма написаны в 1914 году с ять ,чернила не выцвели ,хорошо читались.

    Это была переписка двух молодых людей Николая и Инны. Первое письмо было написано 16 апреля Николаем, который писал о проблемах на работе и подготовке к их свадьбе. Письмо же Инны было от 1 ноября 1914 года, где Инна очень скучает по Николаю и тревожится о нем. В ноябре уже шла Первая мировая война.

    Среди писем лежало еще одно письмо, написанное в 1952 году и адресованное Николаю Лаврентьевичу Барышникову, проживающего по тому времени в п. Песковка по улице Сюткина д №18. В данный момент этой улицы уже почти нет. В восьмидесятых годах население этой улицы было переселено в другие районы поселка, так как жилые дома прилегали к территории завода, то с экологической точки зрения район улицы был расформирован. На этой улице располагалась больница ,которую в 1980 году перенесли в новое здание, рынок ,который просто снесли.

    Старожилам вспомнилось , что по этой улице в последнее время жила только одна Барышникова- Галина Николаевна учительница русского языка и литературы с дочкой. Они получили квартиру в новом пятиэтажном доме. В данный момент Галины Николаевны уже нет в живых . дочка живет где-то на Урале. Но в Песковке живут Тяжельниковы, которые являются родственниками дочки.

    Так возникла идея - разгадать содержимое деревянного ящичка.

    Была поставлена Цель: собрать материал по истории фотографии ,найти потомков авторов писем.

    Задачи: 1. Узнать кто изображен на старой фотографии.

    2.Изучить письма ,отображающие очень старые события.

    3,Найти потомков авторов писем и проследить их судьбу в исто-

    рии нашей страны.

    Гипотеза: На фотографии изображена семья заводского служащего начала

    ХХ века.

    В августе 2018 года произошла встреча с семьей Тяжельниковых, при которой им рассказали о находке и попросили сообщить о ней Барышниковой (Чириной) Елене Алексеевне. В этом же месяце Елена Алексеевна с внучками и другими родственниками со стороны Тяжельниковых побывали в музее. Интерес к находкам и к материалам музея был большой. поэтому большого разговора не состоялось. Несколько писем Елена Алексеевна взяла себе. Познакомиться с историей семьи Барышниковых удалось через «Одноклассники» при общении с Еленой Алексеевной по интернету.

    В центре старой фотографии сидит прадед нашей героини- Барышников Лаврентий, два его сына и три дочери. Справа от Лаврентия сидит сын Николай примерно 1885 года рождения- автор переписки с девушкой. Николай уже работал счетоводом на заводе. Весной 1914 года с любимой девушкой Инной. 1890 года рождения, они собирались пожениться. У Инны Александровны Савельевой (девичья фамилия) было три сестры : Софья, Анна, Оля.

    Весной, как было намечено, состоялась многолюдная веселая свадьба , вскоре началась Первая мировая война. Николая призвали в армию.где он служил писарем при штабе. Инна же имела медицинское образование и тоже была призвана сначала в Ярский центр, затем приписана к Кременчугскому военному округу. В письме от 24 апреля 1915 года Николай пишет молодой своей жене как он скучает по ней ,просит беречь себя. и надеется, что они встретятся.

    Жизнь пощадила молодых людей, после войны они встретились. В Песковке пережили волнения Гражданской войны, Николай по-прежнему работал на заводе, Инна в больнице акушеркой. В 1918 году у них родилась дочь Галина, в 1919 году – сын Володя, в 1922 году- дочь Елена. Было трудно, голод в 1922 году, трудности, связанные с национализацией завода. В 1927 году Инна в возрасте 37 лет умирает, оставив Николаю троих маленьких детей. Было сложно без женщины и через некоторое время он засылает сватов к Елизавете Михайловне Рыловой, дочери купца. Елизавета ранее училась в Петербурге на Бестужевских курсах, но когда началась война вернулась в Песковку после третьего курса и преподавала ботанику и биологию в Песковской школе. Замуж она не хотела идти на троих маленьких детей, но ее отец сказал, что она не смеет перечить его воле и она вышла замуж за Николая Лаврентьевича. Общих детей у них не было.

    Шли года ,дети подрастали. Галина закончила Пермский пединститут по специальности учителя русского языка и литературы. Володя стал летчиком, Елена училась в Кировском пединституте. Но началась Великая Отечественная война. Николай Лаврентьевич написал заявление добровольцем на фронт, но по возрасту его не взяли. Володя охранял рубежи страны на Дальнем востоке , за что получил Орден Красной Звезды. В 1948 году его самолет разбился при выполнении задания. Семьи он создать не успел. Дочь Елена Николаевна вышла замуж за военного, некоторое время они жили на Дальнем востоке в г.Лозо, затем переехали на Украину в Мариуполь, где учительствовала в школе. Среди писем есть письмо 1943 года, адресованное Барышниковой Елене Николаевне с фронта от Тарасенкова Сергея. Кто он был для Елены - история умалчивает. Но раз оно сохранилось, значит кому-то было дорого.

    Дочь Галина тоже некоторое время жила в Лозо. Там в 1952 году у нее родилась дочка Лена- единственная внучка Николая Лаврентьевича . Из письма к отцу можно было понять, что было сложно в послевоенные годы и Галина Николаевна с дочкой возвращается в Песковку, где проработала до пенсии учителем русского языка и литературы в школе № 43.

    На фотографии 1956 года Галина Николаевна с дочкой Леной в Полтавской области в гостях у тети Сони (сестры Инны Александровны). Софья Александровна до войны работала врачем в Песковской больнице,во время войны была главным врачем госпиталя в Аргояш Челябинской области, затем вместе с госпиталем эвакуировалась в г.Гадяч Полтавской области. Вторая тетя-Ольга Александровна хорошо пела, играла на гитаре. Во время Первой мировой войны дважды переболела тифом и это отрицательно сказалось на ее здоровье.

    Николай Лаврентьевич умер 10 октября 1969 года в возрасте 84 лет.

    У Галины Николаевны подрастает дочь Елена и уезжает в г.Шадринск Курганской области. Там она заканчивает Шадринский пединститут по специальности учителя ,как и мама, русского языка и литературы. Но до пенсии проработала в редакции газеты «Шадринский рабочий». С ее слов: была интересная работа, со мной работали талантливые журналисты, литераторы, поэты, прозаики. Многим я печатала их будущие книги.

    В Шадринске родилась дочь Инна, названная в честь пробабушки, выросла и тоже закончила Шадринский пединститут по специальности русский язык и литература. Работает в Шадринской детской библиотеке. Вышла замуж за песковского паренька -Сашу Тяжельникова. У них две дочка. Старшая Даша тоже студентка высшего учебного заведения.

    Сестры Николая Лаврентьевича закончили гимназию с правом преподавания в начальной школе. Но это уже другая история.

    SAM_0196.JPG


    Вот такая получилась история одной веточки большой семьи Лаврентия Барышникова. Все герои нашего рассказа люди образованные - учителя, военные, медицинские работники. Прожили не простую жизнь в сложной истории нашей страны.

    При составлении рассказа были использованы письма и фотографии Ситчихина Сергея,воспоминания Елены Барышниковой (Чириной) , фотоархив семьи Барышниковых.
     
    EvgeniiP, Глюк, СергейЧ и 2 другим нравится это.
  2. Номад

    Номад Эксперт по китайской нумизматике Эксперт

    Регистрация:
    22.03.2015
    Сообщения:
    1.591
    Симпатии:
    6.040
    Пол:
    Мужской
    Род занятий:
    Учитель
    Адрес:
    г. Рубцовск, Алтайский край
    Торговая репутация:
    2
    Имя:
    Геннадий Александрович
    Молодцы! Из капель - море.
     
  3. СергейЧ

    СергейЧ Пользователь

    Регистрация:
    21.03.2015
    Сообщения:
    7.132
    Симпатии:
    17.499
    Пол:
    Мужской
    Род занятий:
    Работаю как папа Карло...
    Адрес:
    УрФО
    Торговая репутация:
    8
    Имя:
    Сергей
    . Софья Александровна до войны работала врачем в Песковской больнице,во время войны была главным врачем госпиталя в Аргояш Челябинской области

    Аргаяш ,40 км от Челябы,большая узловая ж.д.станция , район большой,люблю там копать)) Во время ГВ центр оборонительной линии белых.
     
    Глюк нравится это.
  4. ПРАПОРЪ

    ПРАПОРЪ Пользователь

    Регистрация:
    22.03.2015
    Сообщения:
    474
    Симпатии:
    2.963
    Торговая репутация:
    0
    Имя:
    -Прапоръ-
    Сказка о другом измерении.

    «Там... Где мы сейчас?

    То есть тут?

    Но, даже и не здесь...?»

    На эти вопросы, пусть каждый ответит сам для себя. Для нас, ответ найден. И мы идем к нему тернистым путем познаний.

    А. Пушмин путевые записки «Ненайденная летопись исследователей России»

    **** ****

    « Это лето выдалось на славу. Пожалуй, такого похода у нас давно не было, с тех пор, когда мы ходили на Хазар. Славная тогда выдалась сеча. Удалось пробиться к Самбатасу, пройти через Саркел и, выйдя к Буртасу завершить путь в стране Булгар.

    Булгары хороший народ. С ними можно и торговать, и воевать, совершая совместные походы. Вот и сейчас душа радовалась, глядя на тюки, наполненные серебряной посудой из арабов, булгарскими гривнами, хазарскими дирхемами, скифскими украшениями. И еще многим другим богатствам, лежавшим в соседних ладьях.

    н3.jpg


    - Да... Поход удался на славу.-

    Вот уж скоро и р. Песчанка, граница родной стороны. Надо будет сделать остановку. Отдохнуть, да схоронить часть от общих сокровищ. Ну а там, можно смело идти к Чуршине, встать у иссады и сгрузить товары купцам...»

    **** ****

    Там... Где мы сейчас.

    Современников не удивить различными легендами о сокровищах древних царей, спрятанных кладовищах разбойников. О святых и проклятых местах, в коих якобы имеются богатства. Всё это, различные истории, имеющие материальное подтверждение или являющиеся фольклором, выраженным в форме сказаний. Общеизвестно - сказка ложь, да в ней, имеется некий намёк. А, исходя из личного опыта, можно с большой вероятностью утверждать, что каждая сказка имеет под собою некое реальное событие.

    К нашему времени, в поселке Песковка Кировской области сохранилась легенда, повествующая о прошедших веках. Песковчанам об этой сказке мало что известно и не все старожилы могут припомнить о ней. И всё ж, эта легенда существует. Из записей священника церкви Песковскаго завода Павла Христолюбова, ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Ед. хр. 950/2. л . 170-175. 1882 г.: «Есть предание, что на месте Песковскаго завода был рудник, на котором добывала руду шайка разбойников. Шайка устроила проходную на р. Вятке, где и укрывалась. Признаком такой проходной остался довольно высокий отвал земли конусообразного вида, наполовину смытый и унесенный потоком Вятки при разливе. Старики по сие время сожалеют, что не могут натыкаться на эту проходную, где де у сих разбойников целые вешлаки (выработанные гнезда) были наполнены добытою рудою и что в ней имеются склады огнестрельного и другого оружия».

    Сказание, о минувших событиях хранящееся в Государственном Архиве Кировской Области записано в анкетных данных по приходам и церквям Вятской губернии в 1882 году. Наименование объекта культурного наследия по данным государственного учёта: Песковское поселение «разбойный стан», XIII-XV вв. Уточнение: Разрушено естественными воздействиями (лес).



    То есть тут.

    Имея описание и место события, всё становится понятным. Всё бы так... Да в нашей сказке имеется много неясностей.

    Вопрос первый – откуда взята информация о памятнике?

    В целом неизвестно, кто и когда проводил исследования. При обращении в поселковую и районную администрацию не удалось, выяснить, что это за памятник и откуда взяты описания в реестре учета культурно-исторических памятников Кировской области. Тем паче, что документ указывает на 13-15 века. Размышляя о месте, где мог находиться памятник, автор этой сказки провел опрос старожилов, но они не особо знакомы с информацией. И лишь высказываются о том, что, мол, были в наших краях разбойники и те, мол, мешали заводским и грабили их.

    Руководитель песковского краеведческого музея Елена Васильевна Волоскова, немного прояснила ситуацию. Предположив, что «разбойный стан» может находиться северо-западнее от Песковки, в районе р. Черной. Со слов Елены Васильевны, там имеются старые штольни и возможно там укрывались лихие люди. Может и так, но реестр памятников указывает на южное направление от поселка.

    Заметим, нет ничего удивительного в фиксации устных преданий о кладах/сокровищах в связи с наименованием местности "Разбойный". По мнению исследователей русского фольклора, связь "разбойники-клад" возникла как устойчивая структура в 16-18 вв., когда разбойничество в России приобрело широкий размах. И Вятский край не исключение, где не раз приходится сталкиваться с такой фольклорно-топонимической связкой. К тому же, находки любопытных предметов, не находивших объяснений в обывательской среде, легко связать с якобы потаенными местами, схронами. И здесь также вполне реальна связь указанных топонимов с древними поселениями. А по сему, надо тщательно обследовать наши места. Они выглядят очень привлекательными и вполне перспективными (топографически) для археологического поиска.

    Более подробных археологических исследований в нашей местности не проводилось, помимо Пещерского селища, которое исследовал советский археолог Леонид Анатольевич Наговицын. Отчет о его экспедиции хранится в Удмуртском институте истории, языка и литературы.

    Летом 1976 г. разведочная группа Камско-Вятской археологической экспедиции под руководством В. М. Королева из Ижевского Государственного Университета провела обследование правобережья р. Вятки в пределах Омутнинского и Верхнекамского районов Кировской области. Пройдя пешим маршрутом от д. Чикили (Омутнинский район) до г. Кирс (Верхнекамский район). В ходе проделанной работы были обнаружены незначительные памятники древности: Мартынятское селище, Нагушинская стоянка возле д. Киршатская, Полунятское местонахождение кремния, Дубровское поселение.

    И если описание Павла Христолюбова это не легенда и действительно какие-то материальные ценности были, возможно, их разрушили при хозяйственной деятельности. А может, и не разрушили, сейчас об этом сложно говорить. То стоит провести тщательное археологическое исследование берега р. Вятка в Песковском поселении.

    Продолжая поиск информации по «Разбойному стану» удалось наткнуться на интересный источник. Рукопись исследователя археологических древностей Чепцы и Камы, собирателя удмуртского фольклора инспектора народных училищ Глазовского уезда Николая Григорьевича Первухина (1850–1889). Его объемный труд, имеющий пространное заглавие – «Краткий очерк кладовищ, встречающихся в Глазовском уезде Вятской губернии и находок, сделавшихся здесь известными» хранится в фондах Государственного архива Кировской области.

    Свою работу глазовский исследователь подготовил в период лета–осени 1886 г. Ценность этого неопубликованного труда, заключается в том, что в отличие от последующих своих работ, здесь Н.Г. Первухин весьма тщательно указывает имена тех лиц, от которых он получал интересующую его информацию. Тут стоит оговориться. Точно неизвестно, бывал ли Первухин в Песковском заводе. Известно, что свои исследования он проводил по р. Каме и Чепце. И если бы глазовский исследователь побывал в Песковке, то указал это точнее.

    В дальнейшем, читая рукопись Первухина, становится известно, что он почерпнул знания из Вятских губернских ведомостей за 1883 г. в № 79. Свои размышления по поводу песковского памятника исследователь излагает следующим образом: «Четвертый разбойнический стан, по преданию, находится близ Песковского завода, но это предание нам неизвестно, только по материалам истории Песковского завода. Здесь читаем мы следующее: «Есть предание, что занятая под поселение Песковского завода (по простонародию завод Курочкина) местность, составляла рудник. На котором по зимам добывалась руда шайкою разбойников в устроенной проходной на берегу реки Вятки. Признаком такой «проходной» остался довольно высокий отвал земли конусообразного вида, наполовину смытый и унесенный потоком реки Вятки. Старики и по сие время сожалеют, что не могут наткнуться на эту проходную, где, де, у разбойников целые вешаки (выработанные гнезда) были наполнены добытою и сгруженною ими рудою, и в ней, де, имеются склады огнестрельного и другого разбойнического оружия. Местность по своей непроходимой лесистости к подобному проживанию разбойнических шаек вполне благоприятствовала... Относительно существования прежде здесь разбойнической проходной можно сослаться на некоторые письменные намеки. Писчик Песковского завода Егор Ляпунов 1773 г. от 15 августа (т. е. на другой же год, как начал открываться завод) доносил, что неизвестная разбойническая шайка, подъехавшая на лошадях, ограбила завод, стреляя до 5 раз, грозясь вторично напасть на завод и весь сжечь. Можно предположить, замечает автор «Материалов», что «таковая партия являлась и для осмотра своего старого подземного гнездилища и как бы в отмщение, что оно занято новопоселенцами, вздумала так устрашить сих последних».


    н4-1.jpg


    Осмелюсь высказать мысль, что схрон на берегу р. Вятки в Песковском заводе не принадлежал разбойникам. Во второй половине 18 столетия, верховье р. Вятка переживало производственный бум. Строились заводы, следовательно, в заводских кассах находилась некая наличность денег. Это и могло притягивать всяких «нечистых людишек». Так же, все эти разбойные похождения могли проходить на волне пугачевского восстания 1773-1775годов, бушевавшего в России в период царствования Екатерины Великой.

    Ко всему прочему, о существовании разбойников близ Песковки, из более ранних источников ничего не известно. Активное заселение наших мест началось в 17 начале 18 веков. Пример тому Верховятский Екатерининский монастырь, приписанные к нему починки – сведения из переписи князя Звенигородского от 1615 г. Деревни Дуброво (Дубровское селище) и Турундаевская с 1710-х годов, Кирсинский завод с 1729 года. Уже велись переписи того периода, другие документы и в любом случае факты наличия разбойников были бы зафиксированы ранее. Остается невыясненным, почему в реестре памятников указан период 13-15 века. Откуда брались эти данные, и кто проводил исследования по данной теме загадка.

    В заключение первого вопроса, для общей информации приведём еще одну версию, ее высказал омутнинский историк и краевед Андрей Викторович Гунбин. В верховьях Вятки и Камы железная (болотная) руда залегает практически в верхних слоях почвы, поэтому добывать ее можно не прилагая особых усилий. Из источников 17 века узнаем, что добыча руды велась в это время довольно активно и вероятнее всего ее копали и раньше. В тот период существуют частные артели или общества, имеющие свои экономические интересы и определенные территории по добыче руды. Порой, в связи с жестокой конкуренцией, возникает необходимость защиты, охраны добытого сырья и промысловых территорий. Для этого артели вооружались сами или нанимали охрану. Более сильные в своем статусе компании контролировали слабых конкурентов, облагая их данью. Захватывались новые рудные места, контролировался путь от добычи руды до ее продажи, переработки и дальнейшего сбыта. От этого, в дальнейшем, пошли различные легенды о разбойниках.

    Эту же мысль можно проследить, внимательно читая описание Павла Христолюбова о Песковском заводе, рукопись глазовского исследователя Н.Г. Первухина как о Песковском, так и о Залазнинском заводах.


    Вопрос второй – где находится исторический объект?

    Отправной точкой в полевом исследовании стала северо-западная окрестность Песковского поселения, район бывшего пионерского лагеря, продвигаясь в дальнейшем вверх по течению реки. Осматривая береговую линию в расчет бралось то, что в старину, проходные устраивались на речках впадающих в основную водную артерию. Добавив к этому свойство рек прокладывать себе новое русло. С осмотром обоих берегов проложенный маршрут по руслу Вятки составил 15 км.


    н.jpg

    Начальная точка поиска в районе бывшего пионерского лагеря.


    Обследуя береговую линию реки, признаков «разбойной проходной» обнаружить, не удалось. Это и естественно, с тех пор прошли сотни лет. А по законам природы весенний разлив бывает каждый год. При необходимости из заводских прудов спускали воду, что тоже способствует подмыву береговой полосы. Не смотря на провал в поиске, автора не покидало чувство, указанное Христолюбовым место ещё может существовать.

    Заглянув в реестр памятников Кировской области, узнаем, искомый нами «Разбойный стан» находится в пятистах метрах южнее п. Песковка. В свою очередь и тут имеется неточность. Читаем Павла Христолюбова: «Признаком такой проходной остался довольно высокий отвал земли конусообразного вида, наполовину смытый и унесенный потоком Вятки при разливе». Высокого отвала там не обнаруживается. Местность на большой площади пологая с небольшим уклоном в сторону реки. Из многолетних наблюдений уверенно добавим, во время большого весеннего разлива вода едва доходит до этих мест. Проведя исследование на местности, проверяем ещё одно уточнение: «разрушено естественными воздействиями (лес)». Да, лес присутствует и довольно старый, около 100 лет. Ко всему прочему, признаков какого либо присутствия человеческой жизнедеятельности характерной для эпохи средневековья не обнаруживается.


    н2.jpg

    Южная окраина Песковки.



    Многие факты истории нашего поселка подтвердил мой добрый знакомый Владимир Плетенёв. Охотник, рыбак с многолетним стажем, прекрасно знающий местность севера Омутнинского района и хорошо осведомленный об истории своего рода. Со слов Владимира в период 19 века по берегу Вятки, в черте поселка велись изыскательские работы. Для песковского завода изыскивалась руда, известняк, добывалась глина. Имелись штольни, в которые иногда, уже в начале 20 столетия, проваливались повозки, двигавшиеся в то время по современным улицам Ленина и Гагарина. В 1960-х гг. случился оползень, в который обрушился один из домов стоящих на берегу реки.


    Вероятнее всего... В одном из раскопов горнорабочие и обнаружили схрон. В коем находились древности. На такую новость сбежалась уйма народу, кто то (возможно из старожилов того времени) вспомнил о разбойниках. И, как водится, в этих случаях. Полетела народная молва с домыслами, да присказками. Ну а как русскому человеку, не прихватить на память столь интересные вещицы... Без этого никак. Таким образом, и было растащено «разбойное кладовище».

    Далее, путём сопоставления фактов, наблюдений, проводимых исследований, исходя из «недалеких» размышлений, автору сказки удалось вычислить место предполагаемого памятника. Сейчас он находится в самом поселке на берегу Вятки, у перекрестка улиц Ленина и Коммунистическая. Из бесед с руководителем песковского краеведческого музея Еленой Васильевной Волосковой прояснилось, что Песковка до революции 1917 г., была значительно меньшего масштаба. Возможно, из этого и было указано в реестре:“...южнее поселка пятьсот метров”. Что вполне сопоставимо по расстоянию на тот временной период.


    Раз. стан.jpg

    Космоснимок п. Песковка. Красной точкой отмечен предполагаемый памятник «Разбойный стан»


    Ознакомившись с описанием Христолюбова, мой знакомый предположил, что это место вполне подходит под указанный памятник. Оно очень удобно для наблюдения за поймой реки Вятки на большое расстояние, высокий берег. Имеется небольшая ложбина, в которой можно укрыться или замаскироваться. В довесок к информации удалось узнать, что во времена гражданской войны, белогвардейцы, размещали здесь крупную огневую точку. С неё велось наблюдение в юго-западном и северо-западном направлении по берегу Вятки. Контролировалась дорога, идущая с Глазова.


    i (8).jpg

    Вид на предполагаемый памятник с запада от р. Вятка


    н1.jpg

    Вид на «Разбойный стан» с близкого расстояния


    В наше время, на предполагаемом памятнике, находятся жилые дома, береговые выступы и ложбина заняты огородами. Чуть ниже есть полуразмытая небольшая площадка, вероятнее всего образованная в ходе подмыва и сползания берега. Из опроса местных жителей, установилось, что у себя на участках старинных предметов они не находили. А вот свалка ниже огородов имеется, поросшая уже травой и молодыми деревцами.


    i (9).jpg


    image (3).jpg


    Виды «Разбойного стана» с северной и северо-западной стороны



    Но, даже и не здесь.

    Так в чём намёк этой сказки?

    Память... Необходимо умело и бережно хранить память о своей малой родине, родном крае, отечестве.

    История... Постигая историческую науку нужно руководствоваться нейтральной точкой зрения к событиям прошлого, исходить в своих знаниях из множества документальных и материальных источников. Опрашивая старожилов вести запись их воспоминаний. Изучать различные архивы. Проводить исследования и экспертизы. Анализируя полученную информацию составлять правдивую и полноценную картину ушедшего прошлого.

    Исправление ошибок... В связи с тем, что каждый толкует историю «со своей колокольни» возникла острая потребность правдиво, всесторонне изучить и описать историю как Песковки, так и всего северо-востока Кировской области.
     
    Глюк, EvgeniiP и nightmaster нравится это.

Поделиться этой страницей