Об истории литейного дела икон и крестов, колоколов

Тема в разделе "Интересные ссылки", создана пользователем илан, 14 окт 2015.

  1. илан

    илан Модератор Команда форума Модератор форума

    Регистрация:
    22.03.2015
    Сообщения:
    671
    Симпатии:
    1.538
    Пол:
    Мужской
    Род занятий:
    Безродный
    Адрес:
    Новосибирск
    Торговая репутация:
    1
    Имя:
    Андрей
    Об истории литейного дела икон и крестов медно-литейного заведения Серова Петра Яковлевича, село Красное Костромской области
    Из тетради красносельского литейного мастера А.П.Серова (1899-1974)

    Настоящее описание о возникновении металло-литейного дела икон, крестов распятий и нательных крестов настоящего промысла моего отца, глубоко убежденного старообрядца, крестьянина и кустаря, урожденного деревни Сопырево Красносельского района Костромской области, Серова Петра Яковлевича (1863-1946), который имел некоторое оборудование и мастерскую для выработки вышесказанных изделий. В свою очередь, я Серов Анфим Петрович, 1899 г. рождения этой же деревни.

    [​IMG]
    Формовая изба (печатальня).
    Формовка крестов и икон

    Деревня Сопырево
    ...(занималась) отливкой старообрядческих нательных крестов. Отливают еще кое-что в этой же деревне Сопырево как уховертка в виде маленькой ложечки, которую большинство женщин носило вместе с шейным крестом (на гайтане). Отливали подковки на каблук кожаной обуви. Шубные пуговицы для застегивания дубленых шуб, кафтанов...

    Помещение для отливки изделий состояло из бревенчатого строения, называемой кузницей. Каждый хозяин имел свою кузницу, которые были расположены на берегу у реки, называемой и по сие время Стежера. Кузница разделялась на две половины, одна была формовочная или как ее звали (печатальня), где производилось изготовление земляных форм из формовочной земли в опоках. Вторая половина была плавильня для плавки металла с устройством горна, с кузнечным мехом для плавки, и где производилась заливка форм. В этом же горне в процессе плавки металла была и сушка форм.
    Дальнейшая работа производилась на дому, где была работа опиловка ушка, боков, сверление отверстия в ушке, посредством большой ручной дрели.
    Работа в кузнице была пыльная и грязная. Работали по 14-15 часов в сутки. Кресты вырабатывались плохие, неясные, не было хороших моделей и не знали настоящей формовки.
    Стоимость была удешевленная, оплачивали не за штуку, а на вес.

    Зарождение данного производства в Сопыреве можно отнести к 1870 году, когда отливкой нательных крестов занимался мой дед Яков Васильевич Серов.

    Деревня Есюнино
    В деревне Есюнино также занимались отливкой крестов, но гораздо меньшего количества.

    В 1901 г. д.Сопырево сгорела вся до основания (была засуха). С этого времени и был упадок в производстве нательных крестов в деревне Сопырево и еще лет через 5-6 совсем прекратилось.

    Загарье (Горьковская область)
    В Загарье отливались нательные кресты и иконы...
    Там Выработка этих изделий не славилась, не было чистоты в отливке и говорили так: "плохие, как Загарские". (У этих изделий их лицевая сторона не подвергалась обработке напильником. Иконы и кресты распятия так часто подделывали под старое литье.)

    Москва
    Москва вырабатывает литые старообрядческие иконы, кресты распятия и кресты нательные.
    Место выработки - село Черкизово, Преображенская застава, улица 9-й роты. Оба заведения на одной улице неподалеку друг от друга. Заведение Панкратовой Фелисады Георгиевны. Заведение Соколовой Марии Ивановны, по смерти ее заведует производством ее зять Лизунов Василий Максимович.
    Это бывшие два заведения самые крупные в Москве. По каким причинам я не могу сказать, что производство у Панкратовой Ф.Г. снижается и к 1910 году прекратилось совсем.
    У Соколовой М.И. тоже, что она померла и ее все хозяйство перешло по наследству в руки ее зятю Лизунову В.М., который оказался несамостоятельным, и все имущество промотал (ибо был алкоголиком), чем и закончилось производство литейной мастерской примерно в 1912 году.

    Село Красное
    Заведение по выработке литых старообрядческих икон, нательных крестов, крестов распятий и книжных застежек было у отца Серова П.Я.
    Начало выработки данных изделий относится примерно к 1897 году.

    Обычно кустарь продавал свой товар торговцу у с.Красного, который вез в Москву или в другой город для перепродажи. Из более зажиточных кустарей немного не поддавались красносельским торговцам, а везли свой товар сами, в чем была, конечно, небольшая выгода. В числе таких и мой отец - он никогда не продавал здешнему торговцу, а возил в Москву сам. Ввиду этого у его и завязываются деловые связи с Москвой и другими городами.
    Как я уже говорил, отец был глубоко убежденный старообрядец, а потому ведут его связи с с.Черкизовым Преображенской заставы г.Москвы, где была старообрядческая церковь. Где ему и предлагают в изготовлении старообрядческих крестов и икон и распятий. И тут же в Черкизове он находит заведения Панкратовой Ф.Г. и Соколовой М.И. и здесь же он находит мастера-литейщика, чеканщика по выработке данных изделий
    Отец Серов П.Я., знакомясь далее с Москвой, посещает старообрядческую типографию книгопечатания Горбунова Григория Клементьевича. От типографии Горбунова Г.К. получает заказы на изготовление литых застежек и петель к ним для книг разных размеров и фасонов. Для псалтыри, канонников, уставных и другие.

    Модели изделия
    Для всякой какой бы то ни было отливок (вещи) в литейном производстве нужна модель для формовки в земле.
    И после извлечения ее из земли образует литейную форму со всеми ее точными очертаниями, что и будет называться литейной формой.
    Куда и будет заливаться жидкий металл и при остывании принимает твердую массу с ее точными очертаниями.
    Первая Изготовленная модель для креста называлась (матка).
    Матка (модель) креста изготавливается мастером-гравером. Работа очень сложная, требующая хорошего мастера-практика.
    Такие мастера были только в Москве, в том числе мастер, работавший у отца, был из Москвы, который обучал нас художественному литью. Таким мастером был Одинцов Викул Исаевич, обучая работников отца секретам формовки и занимающийся подчеканиванием моделей, он получал жалование у отца 75 рублей в месяц, будучи на готовом питании. Работал он в Красном года полтора...
    Дело в том, что модель вдавливается в землю, затем при ее извлечении из земли она должна выходить свободно, не забирая с собой землю.
    А поэтому буквы и все выступающие части модели от их основания, то есть от фона, должны иметь незначительный конус, иначе пространство между буквами будет забирать с собой землю и при отливке таких изделий будет считаться полный брак изделия. Чтобы изготовить такую полноценную модель, мастера были только в Москве, и стоимость изготовления такой модели матки одного креста была 15 рублей.
    С этой матки и отливали (переводили) тоже моделей, но уже называемых образцов, которых нужно при формовке для одной опоки около 100 шт., смотря по размеру креста.
    Здесь, пользуясь тем положением, что произошло в Москве, как у Панкратовой Ф.Г., так и Соколовой М.И., снижается, отец большую часть данных маток приобретает от их как крестов разных размеров, а также и икон.
    Для изготовления моделей икон и крестов распятий требуется лейка из пластилина или воска, с которой производится формовка и отливка. Когда она будет отлита, она будет иметь неясный, неполноценный отпечаток отливки, шероховатость и другое. В этом случае ее подчеканивают посредством стальных чеканов. Поверхность модели рисунка проясняется и делается более чистой, гладкой. Таким образом, превращается в металлическую более усовершенствованную модель (матку) для будущей массовой формовки.

    Описание изображения нательного креста
    (На обороте тропарь: Да воскреснет бог и разыдутся...)
    ...На верху ушка три венца, что означает святую Троицу.

    Иконы (литые)
    На другой стороне нелицевой (называется изнанка) всегда была гладкой, она обрабатывалась напильником, ее называли лишненой поверхностью (лишнить, то есть пилить), у покупателя почиталась икона с изнанкой лишненой.

    Далее описание различных видов крестов (напрестольных с растительным орнаментом или тропарем: "Крест красота церкв...")

    Название, размер, вес, цена изделий литых крестов и икон, количество
    Нательные кресты
    Каждый сорт крестов имел название креста мужской и женский.

    1 сорт. Самые малые назывались младенческие. Мужской крест имел в длину 25 мм, в ширину 7 мм, вес 2 гр. Цена 1 коп. 1 шт. Женский в длину 25 мм, в ширину 8 мм.
    2 сорт. Назывались детские. Мужской крест имел в длину 36 мм, в ширину 17 мм, вес - 4 гр. Цена 1? коп. 1 шт. Детский Женский крест имел в длину 36 мм, в ширину 18 мм, вес - 4 гр. Цена 1? коп.
    3 сорт. Средние. Мужской длина 41 мм, ширина 19 мм, вес - 6 гр. Цена 2? коп. Женский длина 43 мм, ширина 25 мм, вес 6 гр. Цена 2? коп. 1 шт.
    4 сорт. Крупные. Мужской крест имел в длину 47 мм, в ширину 24 мм, вес 8 гр. Цена 3? коп. 1 шт. Женский имел в длину 48 мм, ширину 26 мм, вес 8 гр. Цена 3? коп. 1 шт.
    5 сорт. Самые крупные назывались Казацкие, мужской имел размер в длину 52 мм, ширину 48 мм, вес 12 гр. Цена 5 коп. 1 шт. Женский имел длину 53 мм, ширину 50 мм, вес 12 гр. Цена 5 коп. 1 шт.
    6 сорт. Цареградские. По размеру и весу и цене одинаковы, как и крупные казацкие, только фасона и композиции другой.

    Иконы
    (обычно были размером от 2 до 9 вершков)
    1. Иконы литые самые малые назывались полувершковые, размер имели в длину 30 мм, ширину 28 мм, вес Цена - 25 коп.
    2. Вершковые иконы в длину около 60 мм, ширину 50 мм. Цена от 40 до 50 коп. за штуку (их называли иконы-листоушки).
    3. Двухвершковые - размер в длину около 120 мм, ширину 100 мм. Цена от 80 коп. до 1 руб. за 1 шт.
    4. Трехвершковые - размер около в длину 180 мм, ширину 140 мм. Цена за штуку - от 1 руб. 30 коп до 1 руб. 50 коп.

    Иконы складни
    состоят из 4-х половинок, которые складывались посредством шарниров с изображением религиозных праздников. Размер в длину около 180 мм, ширину 50 мм. Цена 8 руб. за складни. Были складни и менее размером.
    Складни, состоящие из 3-х пластин, называемые Деисус, с изображением Христа, Богоматери и Иоанна Крестителя. Разных размеров от 2-х вершковых до 3-х вершковых. Цена от 3 руб. малые и большие до 8 руб. за складни.

    Отливались также наугольники с изображением евангелистов, а также в центре евангелия средник с изображением религиозного праздника воскресения или распятия с мироносицами. Размер угольника ширина 75 мм, длина 90 мм
    Средник имел размер в длину 130 мм, в ширину 120 мм. Цена за комплект 4 угольника и средник один - 6 руб.

    Кресты распятия
    Они отливалися от двухвершковых до 9 вершков по цене от 1 руб. до 5 руб.

    Все изделия, как кресты нательные, иконы и распятия, делали с эмалью и без эмали, смотря по заказу. Цена с эмалью была дороже примерно на 25-30 копеек в штуке.

    Надо добавить, что икон и распятий вырабатывалось меньше, чем нательных крестов. Количество нательных крестов вырабатывалось в весе в один месяц примерно 6-7 пудов.

    Материалы для изделий
    Все изделия вырабатывались из латуни. Латунь - сплав цинка с медью: 33% цинка, остальное - медь. Это чистый сплав. Он годен для прокатки. Если содержание цинка будет больше 33%, то сплав делается хрупким.
    Некоторые изделия отливались из бронзы. Это производилось в зависимости от купленного лома (металла), а специально сплав бронзы не делали. Сплав бронзы состоит из меди и олова (до 15%). Смешанный лом металла латуни и бронзы отец покупал в Костроме у торговца Шарбера.
    Иногда по заказу нательные кресты отливались из серебра, таких изделий вырабатывалось за год примерно 5 фунтов, не более (около 1000 штук). Цена за работу была фунт серебряных крестов крестов 10 руб.
    Фунт серебра стоил 14 руб.
    Стоимость лому латуни была от 9 до 10 руб. за пуд.

    Условия обстановки для выработки изделий
    Рабочее время - с 6 утра до 8 вечера.

    [​IMG]
    Кресты-тельники. Отливки и литниковая система ("путец"). Село Красное, начало ХХ века
    Краткое описание о формовке и литье изделий (крестов и икон)
    Формовочная смесь (глина и песок) просеивалась через мелкое сито.
    Для доступа металла ставились так называемые путцы (литники) из железной проволоки толщиной примерно 5 мм, а к путцам ставились модели-кресты пропорционально друг другу, т.е. на одинаковом расстоянии, но в наклонном положении.
    После заливки опоки металлом, и после ее раскрытия вид будет такой, как ветка с листьями. Сама ветка это путец и от ветки листья как изделия на одинаковом расстоянии.
    Иконы ставились в опоке одна к другой на расстоянии друг от друга примерно 2-3 см и от одной к другой прорезались каналы (литники). Жидкий металл шел через верхние формы в нижнюю среднюю и наконец заполнял верхнюю форму (нужен был формовщик, литейщик и мальчик, раздувающий тигль).
    Формовщик изготовлял 5 пар опок, они отливались в течение полтора или два часа и назывались варом. Таких варов делали за день 7-8 варов. Особо больше было варов в день, когда отливались книжные застежки, потому их было проще формовать.
    Каждая опока вмещает в себя примерно 100 штук нательных (детских) крестов, а в вару их 5 пар, следовательно, каждый сплав давал около 400 штук.
    Икон вмещалось в опоку 2-х вершковых примерно 3 штуки. Крест-распятие двухвершковый один.

    Обработка и отделка отлитых изделий
    Обрабатывали в доме... В верстаке были гнезда, куда вставлялся финагель - дощечка на конце с усеченным конусом, на котором опиливали лишние приливы на ушке и с боков, посредством трехгранного напильника в плоскогубцах вручную, так и называлась эта работа - пилить с ушков и с боков.
    После этого производили сверловку отверстия в ушке при помощи большой ручной дрели, также на финагеле.
    У икон, крестов, распятий бока опиливались в больших версточных тисках, в которые предварительно вставляли деревянные две дощечки в виде тисок, дабы не попортить рисунок изделия. И последняя считалась отделка изделий кислотами. Прежде всего изделия отквашивали в слабой кислоте, несколько часов держа в кислоте изделия, обычно это делали на ночь.

    После этого, изделия (кресты) подвергались ческе (чесанию) в деревянном барабане с отверстиями и крышкой, куда помещали отквашенные изделия и закрывали крышкой. И подвергали чесанию, то есть вращению барабана в течение часа.
    После этого, изделия нанизывались через ушко креста на тонкую медную проволоку около ста штук, концы проволоки связывались (получалась связка). Такими партиями в одиночку по одной связке опускали в сосуд с кислотой и тотчас вынимали и промывали чистой водой в нескольких сосудах. Чаще всего для этого употребляли деревянные шайки с одной ручкой.
    И в последней спускали с проволоки. Затем изделия просушивали в обычном мешке с деревянной крупой. Эту работу называли гантание, то есть два человека брали за концы и подбрасывали мешок друг другу. И после этого, дабы отделить изделия от опилки, просеивали в решете.
    В этом случае изделия получали натуральный вид сплава: латунь - желтый цвет, бронза - красноватый золотистый.

    Настоящая работа кислотами называлась фабровкой (фабра). Состав фабры содержит серную и азотную кислоты, взятой в равном количестве. Смешиваются в глиняном или фарфоровом сосуде, куда добавляется на литр смеси малая щепотка столовой соли. После этого смесь в сосуде вскипает, становится горячей и идет едкий дым.
    Затем через некоторое время смесь выстаивается, охлаждается, только тогда она готова к употреблению.
    Иконы и распятия перед фабровкой также отквашивали и чесали металлической щеткой вручную, состоящей из тонких латунных проволок, называемый кразбер.
    Иконы опускались в фабру поодиночке и просушивалися в ящике с деревянной крупой поодиночке посредством трения о крупу.

    Дальнейшая отделка икон и распятий - начисто воронение (полирование) посредством стального воронила (полировника) хорошо отполированного до блеска. Полируются (воронятся) гладкие места кромки изделия, венец и каймы. Кресты нательные не подвергались полированию. Полировались в том случае, когда были с эмалью.

    Сбыт изделий
    Отец Возил товар сам большую часть в Москву. В Москве были покупатели Крупин, Саушина, старообрядческие церкви в селе Черкизове Преображенской заставы, Рогожская застава, а также брали товар в последнее время и Панкратова Ф.Г. и Лизунов, и повсюду у отца было большое знакомство в других городах, как в Саратове Яксанов, редактор старообрядческого журнала "Колокол". Высылал посылками как в Новгород, Курган, Ставрополь, Омск и другие города. И наезжали на дом за товаром, если не было готового товара, тогда дожидались его изготовления.

    Разное
    Отец брал меня в Москву, когда мне было 15 лет.
    В Москве были у Панкратовой Ф.Г., у Лизунова В.М., где смотрели уже не работавшие литейные мастерские и все оборудование мастерской. Посетили тех лиц, которые давали заказы на кресты и иконы. Были также в типографии Горбунова Г.К. В доме В Одинцова.И. бывшего нашего мастера, который имел собственный небольшой дом. В это время в живых его уже не было, нас принимала его жена Настасья Кузминична, у которой было двое дочерей и сын Иван.

    В Красном кроме отца ни у кого не было такого заведения по отливке старообрядческих крестов и икон.
    Село Красное в большом количестве вырабатывало кресты нательные, только штампованные медные и серебряные различных размеров и фасонов и только церковные (православные).

    Работы в мастерской продолжались до 1924 года. С этого времени деятельность красносельских кустарных мастерских по производству всех видов ювелирной продукции была искусственно прекращена. По устному свидетельству, Петр Яковлевич Серов распустил мастеров, инструмент закопал, дом поделил между сыновьями, а сам ушел странником в Восточную Сибирь. Сведения о дальнейшей судьбе мастера отрывочны и малодостоверны.

    http://www.olevs.ru/novgorodskoe_litje/static/serov_krasnoe_kostromskoj_oblasti/
     
    пчеловод, Ника, ssemmm и 8 другим нравится это.
  2. илан

    илан Модератор Команда форума Модератор форума

    Регистрация:
    22.03.2015
    Сообщения:
    671
    Симпатии:
    1.538
    Пол:
    Мужской
    Род занятий:
    Безродный
    Адрес:
    Новосибирск
    Торговая репутация:
    1
    Имя:
    Андрей
    КАК ОТЛИВАЮТ КОЛОКОЛА И ОБУЧАЮТ ЗВОНАРЕЙ


    Заслышав колокольный звон, кто-то просто останавливается посреди улицы, кто-то — крестится. Но мало кто думает о том, сколько труда стоит за несколькими минутами этого звона.

    Колокола начинают свой путь в душном заводском цеху, а заканчивают — в храмах, среди молитв и света. Рассказываем о металлургах и звонарях — людях, которые превращают бронзу в мелодию.

    "Наше дело любит скромность"
    Здесь могли бы создавать машины. Но отливают колокола

    Алексей управляет ковшом, подвешенным к крану. Ковш весит больше тонны, в нем — расплавленный металл. Его температура — свыше 1000 °C, и одно неверное движение тут может стоить кому-нибудь здоровья. По сути это обычное литейное производство — запах, смог и шум. Только в цеху можно увидеть звонницу — и даже, проходя мимо, позвонить в колокола. Эти колокола отливают здесь, в ЛИТЭКСе — заводе, который одним из первых стал возрождать колокольное производство в России.


    [​IMG]
    Работа здесь вредная и опасная из-за высоких температур и испарений

    Работа эта не только опасная, но и ювелирная. "Если у колокола на 18 килограммов мы стеночку сделаем на один миллиметр тоньше, то получится совсем другой звук", — объясняет директор завода Олег Грицаенко. Он отказывается фотографироваться: "Наше дело любит скромность!" Зато запросто демонстрирует свое умение звонить в колокола — хотя говорит, что нигде этому не учился. Звонницы здесь — традиционные, с тремя типами колоколов: малыми, средними и большими. Большие называют благовестниками, они звучат низко и могут весить десятки тонн. Малые — звонкие, переливчатые, но "голоса" у них попроще: обычно чем колокол больше и тяжелее, тем богаче его звучание. Колокола в звоннице должны быть подобраны друг под друга — тогда звон будет гармоничным. Но это — последний этап работы: сначала колокола нужно отлить.


    [​IMG]
    Температура расплавленного металла — свыше 1000 °C


    Не только звук
    Колокол должен быть хорош и "голосом", и "внешностью". Поэтому пока одни специалисты работают над формой — от нее зависит звук, — другие делают так, чтобы колокол был хорош внешне.

    Сначала колокола "наряжают". А точнее — "наряжают" модель колокола, сделанную из алюминия. Для этого берут форму, похожую на резину. В ней уже вырезан орнамент, иногда это буквы, иногда — изображение с иконы. В форму заливают расплавленный воск. Когда он застывает, получаются рельефные фигурки.


    [​IMG]
    В кастрюльках расплавленный воск. Анжела заливает его в специальные формы


    [​IMG]
    Обычно колокола украшают ликами святых

    Эти фигурки лепят на модель колокола. Иногда она маленькая, и ее "наряжают", сидя за столом. А иногда — огромная, высотой больше трех метров. Тогда приходится взбираться на стремянку.


    [​IMG]
    На заводе всюду висят иконы. Это не для работы, а для души

    С наряженной модели делают слепок — заливают ее смесью, по свойствам напоминающей глину. Модель потом зачищают и снова пускают в оборот — ее опять можно украшать, чтобы делать уже другие колокола. А получившаяся форма идет на производство. Это внешняя часть будущего колокола. Есть еще внутренняя — ее называют стержнем.


    [​IMG]
    Модель колокола накрывают металлическим "чехлом", а в зазор между ними наливают смесь, похожую на жидкую сметану. Когда она застывает, получается форма с рельефным орнаментом — она и идет на производство


    Перед заливкой две части собирают как матрешку. "Стержень" накрывают украшенной формой, а в зазор между ними заливают металл. Пока металл не застыл, в него бросают свечные огарки. "Это огарки из храмов, мы их мешками получаем от добрых людей, — объясняет Олег. — Каждая свеча — это молитва. Мы заключаем молитву в колокол".


    [​IMG]
    Когда металл начинают заливать, происходит химическая реакция и появляется пламя

    Маленькие колокольчики застывают уже на следующий день. Многотонный благовестник может стоять неделю. Потом колокол освобождают от формы и очищают песком. А после рельеф нужно еще доработать вручную. Финальный штрих — полировка: у больших — только украшения, у маленьких — верх и низ. "Каждый миллиметр нужно обработать", — говорит Алексей. Он не только работает на заливке, но и доводит до блеска получившиеся колокола.


    [​IMG]
    Застывшие колокола дорабатывают вручную

    Алексей здесь уже 12 лет. Вообще-то он учитель рисования и черчения, а на вопрос, как он здесь оказался, отвечает: "Это связано с духом". Он православный и всегда радуется, встречая "свои" колокола в храмах. А встретить их можно во многих странах мира — в ближнем зарубежье, Европе, США и даже на Антарктиде. "Мне как-то пересылали отзыв о наших колоколах, — рассказывает Олег. — Один звонарь ездил по Якутии и писал товарищу: "Тут такие морозы, что цепи металлические рвутся. А колокола — целые".


    [​IMG]
    Алексей работает с колоколами уже 12 лет

    Работая над колоколом, здесь, конечно, предполагают, каким должен получиться его "голос". Но колокола так же непредсказуемы, как люди, которые их создают. "Вы всегда точно знаете, какой будет звук?" — спрашиваю я Олега. "Конечно, нет, — отвечает он. — Я же не бог".





    [​IMG]

    Оживляя металл
    Создать колокол — мало. Надо еще сделать так, чтобы он "запел"

    Подниматься на колокольню Свято-Данилова монастыря тяжело: ее высота — 45 метров, лестница крутая, ступеньки узкие. А еще говорят, что иногда на колокольню "Бог не пускает". "Если ты в смятении, если у тебя неправильное состояние — ты споткнешься, упадешь, на тебя что-нибудь свалится", — уверена Ксения. Она учится на курсах звонарского мастерства при монастыре. Прийти на них может любой православный человек. Но большинство учеников — люди не только светские, но и вообще не очень религиозные.


    [​IMG]
    На колокольню ведет узкая крутая лестница

    Как говорит главный звонарь Свято-Данилова монастыря иеродиакон Роман (Огрызков), колокольный звон — это "феномен культуры, а не религии". Вместе с Михаилом — профессиональным музыкантом, играющим на ударных инструментах, — он учит людей колокольному звону. Учеников много. "Я тут каждый день и даже больше, — смеется Михаил. — Иногда я работаю с семи утра и до 12 ночи".

    Михаил пришел сюда 15 лет назад. Он живет недалеко от Свято-Данилова монастыря и часто слышал колокольный звон, проезжая мимо. Однажды решил зайти познакомиться, да так и прижился. За эти годы он воспитал десятки звонарей. Сам теперь звонит нечасто — на колокольнях его заменили ученики.


    [​IMG]
    Михаил сначала сам выучился на звонаря, а теперь учит других

    В Москве более тысячи храмов и часовен, и из-за нехватки умельцев живых звонарей часто приходится заменять электронными. "Но это же мертвое звучание, — объясняет Михаил. — И прихожане говорят: ой, слышно, когда звонят звонари и когда — машина". Звонарство — это не работа за деньги, а послушание. Некоторые прихожане решаются сами стать звонарями, чтобы помогать своей церкви. Так было и с Ксенией. Она окончила курсы еще зимой, начала работать, но "поняла, что звонарем еще не стала", и решила учиться дальше. "Я учусь здесь дисциплине, — говорит Ксения. — У меня до сих пор не получаются классические звоны — я перехожу на какие-то свои вариации, прыгаю с места на место. А надо себя приструнить".


    [​IMG]
    На колокольне холодно даже жарким летом. Зато здесь самые красивые виды


    Звонари и спецназовцы
    "Ты очень много думаешь! Думать вредно звонарю, — говорит Михаил Тихону. — Знать надо. Это как у спецназовцев!"

    Тихону 22, он сын дьякона и, хоть и выучился на инженера, планирует поступать в семинарию и почти все свое время проводит в храме. Когда-то брат-звонарь научил его основам колокольного звона, и Тихон увлекся колоколами. "Но я понял, что у меня идет постоянная импровизация, и захотел обучиться", — говорит он.

    Православный колокольный звон бывает разным — в зависимости от службы и даже региона. В Свято-Даниловом монастыре учат классическим звонам, причем не только практике, но и теории. Она дается большинству учеников сложнее всего. Хотя Тихон на вопрос, что здесь самое сложное, отвечает: рано вставать. "А если серьезно — сложна первоначальная стадия, когда ты только начинаешь изучать, каким должен быть колокольный звон на самом деле, — говорит он. — И ты понимаешь, что раньше звонил неправильно. Что ты на самом деле не звонарь, а только называешься им".


    [​IMG]
    Тихон — сын дьякона. Он мечтает стать священником

    Проще бывает тем, кто приходит учиться с нуля, — их меньше тянет импровизировать. Валерия и Аркадий пришли сюда случайно. Они друзья, работают вместе в театре и учились в детстве в музыкальных школах. "Многим музыкальное образование даже мешает, — говорит Аркадий. — Ну, если оно как у нас — основы, — то будет помогать. А если человек окончил консерваторию, то ему все время будет хотеться усложнять рисунки звона. И звон станет светским. В хорах так происходит — слишком образованные перестают молиться и вместо этого концерты дают".


    [​IMG]

    В учебных классах стоят звонницы, которые называют колокольными тренажерами

    Базовый курс звонарского мастерства при монастыре длится два месяца. После него уже можно звонить. Но есть еще четырехмесячный расширенный курс — более подробный. Ксения, Тихон, Валерия и Аркадий заканчивают именно его. Сдают зачет — сначала отвечают на теоретические вопросы, потом звонят. В классах стоят колокольные тренажеры — по сути, звонницы с настоящими колоколами. Двумя большими колоколами — благовестниками — управляют с помощью педалей. Маленькими — с помощью шнурков. На занятиях ученики и преподаватели сидят в наушниках — иначе будет слишком большая нагрузка на слух.

    Групп у Михаила и отца Романа много, поэтому занятия идут в нескольких классах. В один из них мы заходим по дороге на колокольню. Это крохотная комнатка под самой крышей. Сейчас она обустроена — здесь сделан ремонт и даже стоит компьютер. "А раньше это был чердак настоящий, с дохлыми голубями, пыльный, грязный, — рассказывает Михаил. — С железной крышей, под которой летом было очень жарко, а зимой — так же, как на улице. А вместо звонницы для учебы висел набор из алюминиевых котелков".


    [​IMG]
    Будущие звонари сдают на экзамене не только практику, но и теорию

    "Так что же все-таки общего у спецназовца и звонаря?" — спрашиваю я. "Спецназовец, когда бежит по полю и стреляет, не думает, что он делает, — объясняет Михаил. — У него есть отработанный рефлекс. Так же должно быть у звонаря. Он выходит и думает, как передать настроение, а не о том, на какой проводок ему нажать". Михаил и сам чем-то похож на военного, хотя был когда-то только в армии. "Это у меня просто педагогическая жестокость", — смеется он.

    От Москвы до Гарварда и обратно
    Главный благовестник колокольни Свято-Данилова монастыря весит 12 тонн — под ним можно жить, как в бункере. Он звонит только по великим праздникам, и в такие дни на колокольню поднимаются два звонаря: один управляет благовестником, второй — всей остальной звонницей. Всего колоколов 18, каждому из них более сотни лет. После революции их могли бы переплавить, но повезло: звонницу выкупил американский промышленник и подарил ее Гарвардскому университету. На родину она вернулась только в 2009 году — во многом стараниями отца Романа.


    [​IMG]
    Отец Роман — главный звонарь Свято-Данилова монастыря

    "Когда мы приехали в Гарвард, мне дали позвонить, — рассказывает он. — Американские студенты там играли просто какие-то мелодии. И услышав наш традиционный звон, были шокированы. Потому что не представляли, что так можно". Сейчас монастырь поддерживает отношения с Гарвардом, студенты приезжают сюда в гости — среди них есть и буддисты, и католики, и многие — "фанаты русского звона", как говорит отец Роман.

    Звонить на колокольне вне службы нельзя — "сразу начинают спрашивать, кто в монастыре умер". Но Михаил дает нам чуть-чуть покачать язык благовестника — к нему привязан толстый канат. Здесь, наверху, холодно круглый год — звонари даже в жару берут на колокольню телогрейки. Из-за холодов и физических нагрузок — раньше управление колоколами было не таким удобным, как сейчас, — профессия звонаря прежде в основном считалась мужской. Сейчас в группах Михаила и отца Романа девушек и мужчин поровну.


    [​IMG]
    Эти колокола пережили революцию, а в советские времена находились в Гарварде

    Два звонаря, отучившихся на одних и тех же курсах, не будут звонить одинаково. Ведь не бывает двух одинаковых пианистов или скрипачей. У каждого с колоколами складываются свои отношения. Иногда — дружеские. Иногда — больше похожие на роман. Виктор Гюго писал о своем герое-звонаре: "Обручить Квазимодо с большим колоколом было то же самое, что отдать Джульетту Ромео". Отец Роман улыбается: "Это, конечно, гипербола. Но связь действительно возникает". И, наверное, эта связь и заставляет нас остановиться посреди улицы, заслышав колокольный звон.

    Хотя для кого-то даже самый талантливый звонарь — это просто источник шума. "У меня колокольня стоит напротив жилых домов, — говорит Ксения. — Служба начинается около девяти утра. Иногда вижу, как жители показывают мне кулаки в окно — злятся, что их будят, не хотят колокола слышать". — "А что вы тогда делаете?" — "Молюсь, чтобы этот человек поменялся".



    Подробнее на ТАСС:
    http://tass.ru/spec/bells?utm_source=news.mail.ru&utm_medium=referral&utm_campaign=informer
     
    пчеловод, Serzh24RUS, Lenchik и 3 другим нравится это.
  3. Greybeardy

    Greybeardy бармалей

    Регистрация:
    21.03.2015
    Сообщения:
    2.137
    Симпатии:
    1.832
    Пол:
    Мужской
    Торговая репутация:
    0
    Имя:
    Игорь
    ...с колоколами вообще много интересного... колокола можно перелить в пушки, а вот пушки в колокола не получится... колокола льются из меди выплавленной из руды и не подвергавшейся перекристаллизации... чем больше серебра в колокольной бронзе тем глуше звон и быстрее затухание...
     
    vik-val, fotos, Lenchik и ещё 1-му нравится это.
  4. SW1958

    SW1958 Чечако

    Регистрация:
    23.03.2015
    Сообщения:
    2.385
    Симпатии:
    5.611
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    22 регион
    Торговая репутация:
    2
    Имя:
    Сирожа
    Вот этого не понял... везде пишут, что серебро в колоколах есть хорошо...
     
  5. Greybeardy

    Greybeardy бармалей

    Регистрация:
    21.03.2015
    Сообщения:
    2.137
    Симпатии:
    1.832
    Пол:
    Мужской
    Торговая репутация:
    0
    Имя:
    Игорь
    ...неа... это рекламный трюк...DadaDada
     

Поделиться этой страницей